ФАС России ГОCЗАКАЗ — ЗА честные закупки 2017 РАНХиГС

Экспертные мнения

Постоянная рубрика, подготовленная совместно с журналом Citizen.Seldon. Полностью ознакомится с материалами рубрики можно в новых номерах журнала.

Сокращение квот для МСП при госзакупках

5 мая 2015 года Минэкономразвития предложило снизить квоту для малого бизнеса при госзакупках. Почему принято такое решение и чем это грозит малому бизнесу — комментируют эксперты.

Кандидат юридических наук, начальник отдела правовой экспертизы центра электронных торгов B2B-Center, Дмитрий Казанцев

Дмитрий Казанцев

Инициатива снизить квоту малого бизнеса в 2015 году с 18% до 9% касается закупок государственных компаний, которые проходят в рамках Закона № 223-ФЗ. Обязанность выделять такую квоту еще не вступила в силу. Для крупных компания она возникнет с 1 июля этого года, а для большинства остальных — с 1 января 2016 года.

Выделение квот — это не панацея для российских предпринимателей. Реальные меры поддержки малого и среднего бизнеса вообще не связаны со сферой закупок. В первую очередь, государство должно задуматься о снижении административного давления. Однако в нелегкие для бизнеса времена специальные квоты в рамках госзаказа и заказа госкомпаний могут стать определенной мерой поддержки.

Полный комментарий будет доступен в ближайшем номере журнала Citizen.Seldon


Генеральный директор ООО «Венета Систем» , Игорь Логинов

Игорь Логинов

Ответ на данный вопрос неоднозначен, так как многое зависит от конкретной отрасли.

Помогать малому и среднему бизнесу нужно не квотами, а снижением налогового бремени, уменьшением кумовства в госзакупках. И самое главное, что требуется от государственных органов всех категорий (от налоговых, до пожарников) — это не мешать работать и развиваться. Перенести большую налоговую нагрузку на крупный бизнес, и малый со средним вырастут автоматически. А квоты, это попытка быстро решить сложную задачу. На фоне этих квот возникает вопрос: почему именно 18%, а не 20. Почему 9, а не 6?

 


Основатель Аукционного центра «Гермес», Дмитрий Грачев

Дмитрий Грачев

Снижение квоты объясняют неготовностью малых предприятий участвовать в госзакупках. Однако никто не пытается разобраться, в чем причина того, что поставщики не идут в госзакупки. Барьеров много, но есть один ключевой момент — это НДС. Многие малые и средние предприятия применяют УСНО (упрощенную схему налогообложения) и работают без НДС. Доступ этим предприятиям к госзакупкам, да и к закупкам крупных компаний из корпоративного сектора, закрыт. Конкурсная комиссия при рассмотрении цен участников конкурсной процедуры сопоставляет цены с НДС и считает, что купить у поставщика — плательщика НДС — при прочих равных условиях выгоднее, т.к. НДС пойдет к возмещению. Трудно с этим спорить, но зачем сопоставлять несопоставимое? Цены нужно сравнивать без НДС.

Нет такой практики в мире, считать затраты с НДС — это нонсенс. Когда я работал начальником Управления закупок угольного холдинга России ЗАО «ТопПром», то доказывал конкурсной комиссии, что разницы между 100 руб. (НДС не предусмотрен) и 118 руб. (с НДС) нет вообще никакой. Я вместе с сотрудником налоговой и аудитором просчитал все операции от прихода до реализации по обеим ценам. Финансовый результат сошелся, копейка в копейку. На этом предприятии такой проблемы больше нет. Больше того, бухгалтеры этого холдинга больше не пугают поставщики без НДС. Наоборот, бухгалтер рада, что у нее не возникает проблем с контрагентами, которые должны платить НДС, но фактически его не платят. В сумме расходы на сделки с подобными поставщиками обходятся предприятию дороже более чем на 32,5%, если выходит недоимка. В случае с поставщиками без НДС таких сюрпризов не бывает, так как налоговой они не интересны.

Таким образом, если корректно сопоставлять цены (а именно без НДС), то ни о какой дискриминации малых предприятий, работающих без НДС, не может быть и речи. Напротив, работать с ними безопасно и выгодно, а всё остальное — невежество. Однако стереотип о том, что предприятие без НДС — это несерьезно, является одним из основных барьеров на пути малых предприятий в госзакупки.

Обозначенная проблема крайне важна — об этом свидетельствует вопрос Уполномоченного при Президенте по защите прав предпринимателей Бориса Титова президенту Владимиру Путину на рабочей встрече 30.04.2015 г.


Генеральный директор PR Partner , Инна Алексеева

Инна Алексеева

Данная мера сделает легитимным то неприятное положение вещей, когда госзаказчики заранее формируют тендеры под нужного поставщика, а также ухудшит доступ реального МСП к тендерам. Квоты на участие малого бизнеса изначально были очень хорошей идеей, однако снижение квот откатит ситуацию назад и не позволит сократить число коррупционных сделок.





О мартовских “Антикризисных постановлениях” Правительства

Комментарии экспертов о мартовских Постановлениях Правительства (№196 от 5 марта 2015 г., №198 от 6 марта 2015 г., №199 от 6 марта 2015 г.), вносящих изменения в 44-ФЗ «О контрактной системе».

Руководитель дирекции по развитию ЗАО «Сбербанк-АСТ», Юлия Обаляева

Юлия Обаляева

Все принятые постановления необходимы, своевременны и давно ожидаемы рынком. Вопросы импортозамещения (как и в целом вопросы перехода к Контрактной системе) касаются конкретных отраслей, секторов бизнеса, каждый из которых имеют свою специфику работы. Сегодня эти отраслевые особенности как раз и должны учесть и проработать профильные ведомства, поэтому многое зависит от активной позиции бизнеса — от того, насколько четко отрасли смогут донести свои пожелания о преференциях, зависит то, как именно заработают (и заработают ли) инструменты, обеспечивающие импортозамещение.

В работе электронной торговой площадки в связи с последними законодательными изменениями новых трудностей не возникает. Собственно на торгах по закупке медицинского оборудования были предусмотрены преференции по цене, но с ними участники закупки сталкиваются уже в момент подписания контракта (это было темой отдельной нашей публикации). Также мэр Москвы Сергей Собянин заявил о том, что по итогам отдельных торгов будет скорректировано Постановление № 102, поскольку зафиксированные в нем нормы не работают или работают некорректно в том случае, когда на торги выходят только два участника.

Следует добавить, что кроме указанных постановлений ожидается мера по поддержке местных производителей в рамках субъекта РФ или муниципального образования.


Вице-президент «ОПОРА РОССИИ», Виктор Степанов

Виктор Степанов

Антикризисные решения в сфере закупок были приняты Правительством РФ в сжатые сроки – с момента внесения изменений в Закон «О контрактной системе» в конце декабря 2014 г., предусматривающих право Правительства РФ по принятию специальных актов в сфере закупок, и до принятия постановлений Правительства РФ, направленных на обеспечение устойчивого социально-экономического развития в 2015 году, прошло 2 месяца.

Это свидетельствует о максимально быстром и эффективном темпе работы Правительства РФ, поскольку разработка, согласование и утверждение акта в форме постановления Правительства, как правило, занимают не менее 3-4 месяцев.

Среди наиболее важных правительственных антикризисных актов мы считаем Постановление от 6 марта 2015 г. № 199, суть которого заключается в предоставлении заказчикам права освобождать предпринимателей от обязанности по предоставлению обеспечения по заключаемым контрактам.

Вместе с тем, следует обратить внимание на то, что заказчик, заключая контракт без обеспечения, увеличивает свои риски, связанные с возможным неисполнением поставщиком такого контракта, поскольку в таком случае единственным способом обеспечения обязательств поставщика перед заказчиком будет только неустойка.

Известно, что одним из препятствий для предпринимателей в государственных закупках, в особенности, для малого бизнеса, является трудности, связанные с получением банковских гарантий, и высокие процентные ставки по кредитам.

В этой связи, одним из способов развития рынка банковских гарантий в сфере закупок может служить расширение практики использования гарантийных региональных фондов поддержки предпринимательства, финансируемых за счет бюджетных средств и позволяющих предпринимателям получать необходимую поддержку.

Таким образом, рынок банковских гарантий в сфере закупок следует регулировать путем увеличения доступности гарантий, а не запретов или ограничений в их использовании.

На практике у заказчиков часто возникает вопрос о том, как применять положение Постановления Правительства о том, что заказчик может освободить поставщика – бюджетное учреждение – от предоставления обеспечения, если учреждение предложило на торгах цену, сниженную не более чем на 25% от начальной цены.

Сложности вызывает именно то, как заказчикам сформулировать в документации требование обеспечения контракта, если до проведения самих торгов неизвестно, какие участники будут в них участвовать и какие условия будут ими указаны в заявках.

В таких случаях рекомендуем заказчикам указывать в документации определенный размер требуемого обеспечения с примечанием о том, что заказчик освобождает бюджетное учреждение от обязанности по предоставлению обеспечения, если таким лицом будет предложена цена контракта, сниженная не более чем на 25% от начальной цены.

Другой важной мерой является возможность изменения заказчиком по согласованию с поставщиком существенных условий контрактов – цены, срока, объема продукции (Постановление Правительства РФ №198).

Подчеркнем, что изменение таких условий допускается только для контрактов, срок исполнения по которым истекает в 2015 году и составляет не менее 6 месяцев.

Следовательно, случаи, когда заказчики будут применять заложенные в постановлении механизмы, будут, по нашему мнению, редкими: уже начиная с июля 2015 г. заключение заказчиком контракта на срок более 6 месяцев с его завершением в 2015 г. будет, очевидно, невозможным.


Кандидат юридических наук, начальник отдела правовой экспертизы центра электронных торгов B2B-Center, Дмитрий Казанцев

Дмитрий Казанцев

Главная цель «антикризисных» постановлений Правительства РФ — облегчить бремя финансовых обязательств поставщика по государственным и муниципальным контрактам.

Ключевым в этом пакете является Постановление Правительства РФ от 6 марта 2015 года № 198 «Об утверждении Правил изменения по соглашению сторон срока исполнения контракта, и (или) цены контракта, и (или) цены единицы товара, работы, услуги, и (или) количества товаров, объема работ, услуг, предусмотренных контрактами, срок исполнения которых завершается в 2015 году», которое предусматривает возможность устанавливать в дополнительных соглашениях к госконтракту новую цену, отражающую возросшие издержки подрядчика.

Это здравая мера. В условиях девальвации национальной валюты и резкого роста инфляции механическое сохранение цены контракта грозит банальной невозможностью его исполнения.

Другие «антикризисные» постановления дополняют эту меру на стадиях заключения контракта и его исполнения. В первом случае заказчик получает право не обременять поставщика предоставлением обеспечения контракта, а во втором — не торопить его с уплатой санкций, если проблемы с исполнением контракта уже возникли.

Однако исполнение этих постановлений связано с рядом ограничений, которые способны снизить их эффективность. Например, инициатором корректировки цены контракта может выступать лишь поставщик, а производится она лишь в сторону увеличения. Но согласие на такую корректировку зависит всецело от заказчика. Здесь мы вновь сталкиваемся с лежащей в основе Контрактной системы идеей, что все государственные и муниципальные заказчики априори добросовестны и помышляют только об эффективном расходовании бюджетных средств.

Кроме того, даже такие льготы касаются лишь одного сегмента государственных и муниципальных контрактов. Срок их действия должен составлять более 6 месяцев и истекать в 2015 году, сумма должна соответствовать установленным Правительством параметрам, предмет контракта также должен быть включен в специальный перечень товаров, работ и услуг. Кстати, сейчас такого рода перечни не утверждены. Не установлены и индексы корректировки цен, которые также необходимы для реализации антикризисного постановления.

Поэтому идеи правительственных новелл нуждаются в развитии. Для оперативной реакции Контрактной системы на кризисные явления целесообразно сформулировать параметры «автоматической» корректировки цен пропорционально увеличению издержек поставщика и расширить круг тех контрактов, корректировка которых происходит в уже установленном порядке. Такая корректировка может потребоваться не только в 2015 году и затронуть значительную часть государственных и муниципальных контрактов. Их неисполнение, в свою очередь, может повлечь за собой снижение качества государственных и муниципальных услуг.


Начальник отдела закупок НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург, Сергей Кириленко

Сергей Кириленко

В конце 2014 года законодателем в Федеральный закон от 05.04.2013 №44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее – Закон о контрактной системе) был внесен ряд поправок направленных на поддержку участников закупок в условиях кризиса. В развитие указанных норм Правительством Российской Федерации были приняты следующие документы:

  • Постановление Правительства РФ от 5 марта 2015 г. №196 "О случаях и порядке предоставления заказчиком в 2015 году отсрочки уплаты неустоек (штрафов, пеней) и (или) осуществления списания начисленных сумм неустоек (штрафов, пеней)" (далее — Постановление 196);
  • Постановление Правительства РФ от 6 марта 2015 г. №198 "Об утверждении Правил изменения по соглашению сторон срока исполнения контракта, и (или) цены контракта, и (или) цены единицы товара, работы, услуги, и (или) количества товаров, объема работ, услуг, предусмотренных контрактами, срок исполнения которых завершается в 2015 году" (далее - Постановление 198);
  • Постановление Правительства РФ от 6 марта 2015 г. №199 "О случаях и условиях, при которых в 2015 году заказчик вправе не устанавливать требование обеспечения исполнения контракта в извещении об осуществлении закупки и (или) проекте контракта"(далее - Постановление 199).

При этом, ряд положений данных документов вызывает определенные вопросы, которые заставляют усомниться в достижении поставленной законодателем цели.

Постановление 196

Для начала необходимо отметить, что ч. 6.1. ст. 34 Закона о контрактной системе содержит императивную норму, фактически обязывающую Заказчиков предоставлять отсрочку уплаты неустоек (штрафов, пеней) и (или) осуществляет списание начисленных сумм неустоек (штрафов, пеней). Аналогичное закрепление присутствует и в п. 1 данного Постановления. Т.е. Заказчик вне зависимости от причин возникшей со стороны контрагента по контракту обязанности по уплате такой просрочки обязан ее предоставить. Кажется, что такое положение, даже с учетом кризисных явлений, несправедливо по отношению к Заказчику. Представляется, что более логичным было бы предоставление Заказчику именно права предоставлять такую отсрочку и (или) осуществлять списание начисленных сумм неустоек (штрафов, пеней).

Относительно механизма реализации указанного Постановления также возникает ряд вопросов. Не понята дифференциация размера ответственности, подлежащей списанию и (или) отсрочке от уплаты. Например, почему законодатель устанавливает обязанность Заказчика полностью списывать сумму неуплаченных неустоек (штрафов, пеней), не превышающих 5% цены контракта, но при этом, если указанный размер превышает 20% от цены контракта, Заказчик обязан предоставить лишь отсрочку до конца финансового года. Логично было бы предположить, что для поддержки бизнеса именно обратная ситуация имела бы наиболее эффективный результат.

Постановление 198

Постановление содержит два различных порядка изменения существенных условий контракта, а именно: в случае поставки товаров, выполнения (оказания) услуг и производства работ по строительству, реконструкции и техническому перевооружению объектов капитального строительства проведение работ по сохранению объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации. При этом, изменяться могут цена контракта, срок его исполнения, количество товаров (работ, услуг), следует правда оговорится, что только в сторону уменьшения (п. 10 Правил изменения по соглашению сторон срока исполнения контракта, и (или) цены контракта, и (или) цены единицы товара, работы, услуги, и (или) количества товаров, объема работ, услуг, предусмотренных контрактами, срок исполнения которых завершается в 2015 году утвержденных Постановлением 198 (далее, также — Правила)).

Представляется, что наиболее удачные положения данных Правил касаются изменения первоначальной цены контракта. Однако, если в отношении контрактов, предметом которых являются строительство, реконструкция и техническое перевооружение объектов капитального строительства, проведение работ по сохранению объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации основным ориентирами являются прогнозные индексы-дефляторы, одобренные Правительством РФ, то в случае, если предметом контракта является поставка товара, выполнение работ, не относящихся к строительству и т.п., оказание услуг, для изменения цены такого контракта необходим ряд условий:

  • Во-первых, указанные товары, работы, услуги должны быть включены в перечни утверждаемые органами и организациями перечисленными в абз. а) п. 3 Правил;
  • Во-вторых, в качестве коэффициента пересчета цены контракта необходимо использование «индекса корректировки цен», который должен ежемесячно утверждаться теми же органами и организациями, которые должны утвердить перечень товаров, работ, услуг.

Вызывает определенные опасения в какие сроки данная обязанность ими будет исполняться. Кроме того, не указанна даже приблизительная методика расчета указанных «индексов», т.е. возможна ситуация, когда утвержденные «индексы» не будут покрывать даже уровень инфляции в стране. При таких обстоятельствах более логичным было бы использование некого базисного уровня пересчета цены контракта.

Постановление 199

Из приведенных выше нормативных актов данное Постановление представляется наиболее удачным. В частности, вполне логично освободить субъектов малого предпринимательства, социально ориентированные некоммерческие организации, бюджетные и автономные учреждения от предоставления обеспечения исполнения контракта. Также вполне логично выглядит случай освобождения от обеспечения исполнения контракта, когда оплата по контракту происходит только после полного исполнения обязательств. Остальные же основания вызывают ряд вопросов, например, почему законодатель считает, что перечисление авансовых платежей на счет, открытый территориальному органу Федерального казначейства либо финансовому органу субъекта Российской Федерации, муниципального образования, в учреждениях Центрального банка Российской Федерации может свидетельствовать об отсутствии оснований предоставления обеспечения исполнения контракта. Например, возможна ситуация, когда Исполнитель по контракту, израсходовав авансирование, в итоге не выполнит свои обязательства.

Самой противоречивой кажется норма, указывающая, что освобождения от предоставления обеспечения исполнения контракта это право Заказчика. Т.е., фактически только Заказчик решает устанавливать или нет такую преференцию в документации о закупке, что, в свою очередь, может свести на нет весь положительный эффект указанного Постановления.

В качестве заключения следует указать, что, несомненно, принятие таких нормативных актов в режиме реального времени свидетельствует о заинтересованности федеральных органов исполнительной власти в поддержке субъектов экономической деятельности, работающих на территории России. Вместе с тем, приведенные выше положения нуждаются в определенной корректировке и более глубокой проработке с целью повышения эффективности их реализации.


Полную подборку экспертных мнений читайте в очередном номере журнала Citizen.Seldon - www.citizen.seldon.ru


О законопроекте № 462900-6 от 4 июня 2014, который вносит многочисленные поправки в закон 44-ФЗ О контрактной системе

Старший юрист-консультант Национальной ассоциации институтов закупок, Юлия Попенко

Юлия Попенко

Данные поправки, безусловно, важны и интересны для участников торгов.

Федеральный закон от 04.06.2014г. № 140-ФЗ — третий по счету с даты принятия закона и самый объемный пакет поправок, внесенных в Закон о контрактной системе на сегодняшний день. Он был в значительной части обусловлен серьезными нареканиями со стороны практиков. Например, в рамках реализации проекта «Контрактная система в действии» наши эксперты часто сталкивались с критикой закона от региональных специалистов госзаказа. В обобщенном виде мы передавали их замечания и предложения в Министерство экономического развития. В результате они были учтены в данных поправках, которые сняли часть возникших трудностей при осуществлении закупок.

Самые проблемные вопросы 44-ФЗ связаны с тем, что закон предъявляет одинаковые требования к проведению процедур, как в отношении малых, так и в отношении крупных заказчиков.

Большие сложности микрозаказчиков были связаны, например, с 5 — ти процентным ограничением закупок у единственного поставщика от годового объема. Законом 140-ФЗ была внесена ожидаемая и воспринятая с воодушевлением поправка, согласно которой рассчитывать общий годовой объем закупок у единственного поставщика можно на выбор по одному из вариантов (п. 4 ч.1 ст.93 Закона):

  1. либо как не превышающий двух миллионов рублей;
  2. либо как не превышающий пять процентов совокупного годового объема закупок (с верхней границей — 50 миллионов рублей).

Июньским законом также дополнен перечень закупок у единственного поставщика, в случае проведения которых не устанавливается необходимость привлекать экспертов. Заказчики освобождены от обязанности обосновать в документально оформленном отчете невозможность или нецелесообразность использования иных способов определения поставщика (подрядчика, исполнителя), цену контракта и другие существенные условия в определенных случаях закупки у единственного поставщика.

В целом июньский пакет поправок можно считать позитивным и исправляющим недочеты нового закона.

Что касается дальнейших ожиданий, то сегодня самым ожидаемым событием является внедрение электронных процедур закупок в рамках контрактной системы. Сейчас рассматривается законопроект, который предусматривает поэтапное введение новых электронных форм: с 1 января 2015 года — для федеральных заказчиков и заказчиков субъектов РФ, с 1 июля 2016 года — для муниципальных заказчиков.

На наш взгляд, на начальной стадии было бы разумно при переходе на электронные процедуры закупок установить возможность для заказчика самостоятельно определять удобные способы осуществления закупок (применять как новые, так и старые), а в дальнейшем определить номенклатуру товаров, работ, услуг, которые заказчик обязан закупать только посредством электронных процедур.

Первый год работы Закона о контрактной системе является очень непростым. Во многом он определяет дальнейший закупочный процесс. Полагаем, что по его результатам законодатель внесет в нормативно-правовые акты дополнительные поправки.


Министр конкурентной политики Калужской области, Николай Владимиров

Николай Владимиров

Поправки, внесенные в Федеральный закон № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон), очень актуальны и большинство изменений упростило процесс закупок.

  1. Возможность применения проектно-сметного метода при определении и обосновании начальной (максимальной) цены контракта. цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), на текущий ремонт зданий, строений, сооружений, помещений (часть 9 статьи 22 Закона);
  2. Возможность заключения контракта в любой форме, предусмотренной Гражданским кодексом Российской Федерации для совершения сделок при заключении контракта в случаях, обозначенных Законом;
  3. Установление исчерпывающего (закрытого) перечня сведений и документов, которые должна содержать заявка участника в запросе котировок;
  4. Установление объема закупок, которые заказчик вправе осуществить на основании пункта 4 части 1 статьи 93 Закона (единственный поставщик, до 100 тыс. рублей). Теперь он должен быть не более двух миллионов рублей или не должен превышать пять процентов совокупного годового объема закупок заказчика и не должен составлять более чем пятьдесят миллионов рублей. До принятия изменений в структуре поступающих заявок 43% составляли закупки c начальной ценой менее 100 тыс. рублей и 9% одну-две тысячи рублей. Порядка четверти таких торгов признаются несостоявшимися из-за отсутствия участников, а повторные торги также имеют не лучшие перспективы. Закупки малой стоимости, естественно, малопривлекательны для поставщиков, поскольку прибыль не окупает даже трудозатраты на участие в торгах;
  5. Заключение контракта в случае признания запроса котировок несостоявшимся производится без согласования c контролирующим органом;
  6. Отмена отчета об исполнении отдельных этапов контракта для закупок по пунктам 4 и 5 части I статьи 93 Закона;
  7. Упрощение закупок пo аренде недвижимого имущества.

Введение понятия «совокупный годовой объем закупок» усложнило процесс закупок, т.к. обязывает производить перерасчет объема закупок у СМП, СОНО, у единственного поставщика по пунктам 4 и 5 части 1 статьи 93 Закона, путем запроса котировок.


Стоит ли вносить поправки в №63-ФЗ?

Комментарии экспертов по результатам «Нулевых чтений» в Общественной Палате РФ (13 февраля 2015 г.) по проекту федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об электронной подписи».

Генеральный директор ООО «Топ Кросс», Сергей Муругов

Сергей Муругов

Существующий № 63-ФЗ как с правками, так и без них непривлекателен для бизнеса. Этот документ не способствует созданию инфраструктуры использования электронной подписи, постоянно зацикливается на проблемах с самой подписью, не говоря уже о существенных технических проблемах реализации самого закона. Он всё более «заваливается» в подпорку госуслуг, что реальному бизнесу не интересно и мало его касается. Т.е. «вместе с водой выплеснули и младенца».

По сути № 63-ФЗ надо не исправлять, а отменить как закон, ввергнувший страну в неоправданные ожидания, а с учетом того, что концептуальную часть 63-ФЗ списывали с Директивы ЕС, которую в самом ЕС уже успели отменить, то, следуя логике, взамен морально устаревшему закону требуется написать новый, нацеленный на результат (а результат, на мой взгляд, должен быть только один — комфорт и выгода для бизнеса). Новый закон должен впитать в себя все современные тенденции и мировой опыт, включая опыт наших партнёров по ЕЭС и наш собственный опыт, разумеется, тоже.


Исполнительный директор Ассоциации Электронных Торговых Площадок, Илия Димитров

Илия Димитров

Ассоциация Электронных Торговых Площадок, представляя интересы более 70-ти операторов электронных площадок и 60-ти удостоверяющих центров с обособленными подразделениями во всех субъектах России, считает, что рассмотрение и принятие указанного законопроекта должно вестись с учетом интересов и законных прав сообщества, удостоверяющих центров.

Один из серьезнейших вопросов — это установление размера чистых активов и финансового обеспечения ответственности аккредитованного удостоверяющего центра. Заявленные в проекте закона значения превышают действующие в настоящее время показатели для чистых активов и финобеспечения ответственности в 10 и 33 раза соответственно.

Возникает вопрос, как размер чистых активов влияет на информационную безопасность в деятельности удостоверяющего центра?! Мебель и служебный автомобиль руководителя УЦ не имеют причинно-следственной связи с качеством предоставления услуг заявителям.

На данный момент в стране действует порядка двухсот коммерческих удостоверяющих центров, деятельность половины из которых представлена в Москве, остальные — региональные УЦ. Мировой опыт показывает (хотя до конца все равно не понятно — почему мы должны ему следовать), что это «несколько завышенная цифра» для данной отрасли... Но и опыт авторизации АЭТП во всех регионах России свидетельствует, что региональные удостоверяющие центры зачастую более ответственно относятся к выполнению требования законодательства в области использования электронной подписи и информационной безопасности, чем крупные удостоверяющие центры, работающие через своих партнеров в регионах. Неужели данные региональные УЦ должны быть искусственно выдавлены с рынка одним росчерком пера?!

Определение одного завышенного, «на все случаи жизни» финобеспечения для всех без разбора УЦ ставит в неравные рыночные условия региональные удостоверяющие центры и удостоверяющие центры с широкой филиальной сетью.

Один из положительных моментов законопроекта — изменение функций доверенных лиц удостоверяющих центров, исключение у них права создания сертификатов от имени удостоверяющего центра, оставляя только функции по вручению сертификатов. Необходимо признать, что, таким образом, регулятор пресек повсеместное нарушение лицензионных требований в области криптографии, когда нелицензионные партнеры, прикрываясь статусом «аккредитованного УЦ», не соответствуя лицензионным и иным требованиям по линии информационной безопасности, осуществляли изготовление сертификатов с многочисленными нарушениями. Но, к сожалению, одним этим решением проблему контроля за деятельностью аккредитованных удостоверяющих центров не решить, и мы каждый раз приходим к вопросу о необходимости проверки реальных условий работы аккредитованного УЦ в месте его расположения. Обсуждение поправок в 63-ФЗ следует продолжить, т.к. оно позволит выработать наилучшие предложения со стороны экспертного сообщества по внесению изменений и дополнений в закон «Об электронной подписи».


К.т.н., зам. ген. директора ЗАО «Аладдин Р.Д.», доцент МГТУ им. Н.Э. Баумана, Алексей Сабанов

Алексей Сабанов

Помимо проблем, связанных с функционированием УЦ, необходимо решить следующие вопросы:

  1. Проблема определения уровней доверия к идентификации сторон удалённого электронного взаимодействия. Этот вопрос нуждается в регулировании как на законодательном, так и на нормативном уровне. Примеры в мировой практике имеются. Так, в США этот вопрос регулируется на уровне Директивы Президента, государственных программ ICAM и FICAM, стандартов FIPS (один из последних — FIPS PUB 201-2 Personal Identity Verification (PIV) of Federal Employees and Contractors. March 2011). Государственные стратегии и регламенты по данному вопросу приняты в Австралии (National e-Authentication Framework/January 2009), Канаде, европейских странах. Одним из последних документов является Положение и регламент ЕС № 910/2014 (Regulation of the European Parliament and the Council on Electronic Identification and Trust Services for Electronic Transactions in the Internal Market. EC, Brussels, 910/2014) по электронной идентификации и доверенным сервисам при применении электронной подписи на внутренних рынках стран ЕС. В Российской Федерации выбор технологий, механизмов и средств идентификации и аутентификации отдан на откуп владельцам информационных систем и ресурсов.
  2. В законодательной и нормативной базе Российской Федерации нет даже упоминания о безопасных средствах генерации закрытых ключей аутентификации и электронной подписи. Рекомендации к применению таких средств, называемых SSCD (Secure Signature Creation Device) для использования квалифицированной электронной подписи имеются еще в Директиве применения электронной подписи (Directive 1999/93/EC of the Parliament and the Council on a Community Framework for Electronic Signatures// Official J. of European Communities. OJ L 13. 19.01.2000). В принятом Regulation of the European Parliament and the Council on Electronic Identification and Trust Services for Electronic Transactions in the Internal Market требование применения SSCD повышено до QSCD — квалифицированного устройства генерации ключевого материала и применение QSCD стало не рекомендованным, а обязательным для квалифицированной электронной подписи.
  3. В рассматриваемом законопроекте нет определения и фиксирования условий придания электронному документу юридической силы (ЮС). В отличие от бумажных документов, для электронного документа реквизиты, придающие ЮС, определить не так просто. Для каждого вида документов набор минимально-необходимых и достаточных реквизитов определить можно, это необходимо сделать для выполнения государственных программ информатизации общества.
  4. В проекте изменений в № 63-ФЗ также не затронута тема трансляции доверия при переходе к облачным вычислениям. Эта тема касается всех доверенных сервисов (электронная подпись, аутентификация, доверенное время, валидация сертификатов доступа и электронной подписи и т.д.). Эта проблема становится актуальной и также нуждается в регулировании.

Также следует отметить, что необходимо развивать требования к УЦ. Они должны стать становым хребтом доверенных сервисов, позволяющих поддерживать сервисы в состоянии доверия. Для этого необходимо сформулировать требования, которые Минкомсвязи России должен предъявлять при аккредитации УЦ и последующем контроле. Весь мир уже это делает, а мы, как всегда, отстаем...

Дискуссию по изменениям в 63-ФЗ необходимо продолжить, формат Общественной палаты является одним из самых демократичных и способных помочь понимать актуальность внесения тех или иных изменений.


Заместитель генерального директора ЗАО «Аналитический Центр», руководитель Комиссии по авторизации УЦ, Валентин Панов

Валентин Панов

«Нулевые чтения» по проекту федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об электронной подписи», которые состоялись 13 февраля т.г. в Общественной Палате РФ наряду с некоторыми узкоспециальными аспектами, заострили внимание экспертного сообщества на предложениях авторов законопроекта, касающихся многократного повышения размеров чистых активов и финансового обеспечения ответственности аккредитованных удостоверяющих центров (в 10 и 33 раза соответственно). Многим участникам состоявшейся дискуссии представляется, что рычагами повышения надежности работы и ответственности удостоверяющих центров должны стать не дополнительные финансовые нагрузки в виде своего рода увеличения «цены входа» в число аккредитованных УЦ (так как эти финансовые обременения в итоге повышают стоимость услуг УЦ и ложатся на плечи потребителей), а усиление контроля со стороны регуляторов за соблюдением удостоверяющими центрами и их филиалами установленных нормативных требований при создании и распространении среди пользователей сертификатов ключей электронной подписи и средств криптографии. Причем такие проверки не должны ограничиваться изучением предоставляемых документов, а носить выездной характер с оценкой реальных условий деятельности УЦ.

Также в интересах создания препятствий для мошенников целесообразно перенять опыт коллег из Республики Беларусь и законодательно исключить возможность получения закрытого сертификата (криптоключа) уполномоченными представителями, т.е. лицами, действующими по доверенности от пользователя.

Представляется необходимым исключить возможность использования сертификата электронной подписи иными лицами, кроме непосредственно физического лица — владельца этого сертификата, т.к. существующая в действующей редакции Закона формулировка косвенно допускает, что «с согласия владельца» использовать его сертификат электронной подписи могут и иные лица, что, по сути, разрушает институт персональной ответственности и неотрекаемости от действий, совершенных с использованием квалифицированной ЭП.

Состоявшееся обсуждение выявило большую заинтересованность сообщества в совершенствовании систем электронного документооборота, максимальном его внедрении во все сферы жизни государственных и бизнес-структур, а также простых граждан, которые могли бы применять новейшие современные технологии, основанные на электронной подписи и средствах криптографии, не только при получении государственных услуг, но и в других сферах, например, участвовать в электронном голосовании независимо от места своего нахождения в данный конкретный момент. При этом важнейшими факторами остаются вопросы информационной безопасности и повышения надежности работы удостоверяющих центров, в первую очередь, выпускающих сертификаты ЭП для их использования в высокорискованных с точки зрения потенциального нанесения экономического ущерба интересам государства системах электронного документооборота, таких, например, как электронные торги, электронное декларирование таможенных операций и т.п.


Начальник отдела государственных закупок Департамента конкурентной политики и политики в области государственных закупок ЕЭК, Владимир Савченко

Владимир Савченко

Что касается изменений в 63-ФЗ, то, на мой взгляд, в Законе необходимо прописать работу с использованием сервисов доверенной третьей стороны для обеспечения трансграничного взаимодействия.

В целом, площадка Общественной Палаты очень эффективна для обсуждения спорных вопросов и позволяет учесть пожелания и предложения экспертного сообщества в рамках доработки данного законопроекта в первом чтении.


Какие меры бизнес ожидает в качестве государственной поддержки в кризис?

Вице-президент «ОПОРА РОССИИ», Виктор Степанов

Виктор Степанов

Поддержка бизнесу, особенно малому, должна осуществляться, во-первых, при помощи специальных льготных кредитов, выдаваемых на длительные сроки с целью открытия или развития нового предприятия. Льготными должны быть и ставка, по которой выдается кредит, и условия его погашения: начинающему предприятию необходимо иметь достаточно времени, чтобы произвести и реализовать свою продукцию. Такая кредитная политика может проводиться как за счет прямого регулирования, так и за счет кредитного субсидирования, когда государство вместо заемщика выплачивает банку часть процентов за пользование кредитом.

Во-вторых, эффективной мерой поддержки малого и среднего предпринимательства в условиях кризиса могут служить льготные ставки арендной платы за муниципальное имущество и расширение практики предоставления его в безвозмездное пользование. Последняя мера позволит предпринимателям получить необходимое имущество для своей деятельности, а муниципальные власти, не взимая платы за пользование таким имуществом, смогут возложить обязанность на предпринимателей по благоустройству и улучшению муниципального нежилого фонда. Добавлю, что при этом муниципалитету не потребуется использовать для этих целей средства местного бюджета или межбюджетные трансферты, которых всегда не хватает. В некоторых регионах такая практика уже успешно реализуется.

В-третьих, бизнес необходимо активнее привлекать к работе в сфере государственных закупок, а также закупок по 223-ФЗ (то есть закупок госкомпаний, компаний с госучастием и предприятий из сферы ЖКХ). Это большие рынки, на которых у малого бизнеса уже сегодня есть существенные преференции. Так, согласно ФЗ-44 государственные и муниципальные заказчики обязаны осуществлять не менее 15% от общей суммы своих закупок у предприятий малого бизнеса и социально ориентированных некоммерческих организаций; заказчики, работающие по ФЗ-223, обязаны осуществлять 10% от общей суммы своих закупок у предприятий малого и среднего бизнеса напрямую, а еще 8% — у компаний, которые используют такие предприятия в качестве субподрядчиков, либо же при помощи аукционов, в которых могут участвовать любые компании, в том числе представители малого и среднего бизнеса.


Коммерческий директор ООО «КРИПТО-ПРО», Юрий Маслов

Юрий Маслов

За весь бизнес нам отвечать сложно, ибо в каждой сфере деятельности есть свои особенности ведения бизнеса, финансирования деятельности, промышленного развития. Что касается сферы деятельности производителей средств защиты информации, то хотелось бы от государства видеть:

  • стимулирование внутреннего спроса путём организации преференций для отечественных производителей в госзакупках, закупках и инвестиционных программах субъектов естественных монополий;
  • организации защитных таможенных мер (хотя бы в виде повышения таможенных пошлин) для иностранных товаров и поставщиков;
  • смягчение негативных социальных последствий и развитие рынка труда (увеличение пособий по безработице, софинансирование региональных программ занятости, ограничения на использование иностранной рабочей силы).

Эксперт сервиса Контур.Эльба компании СКБ Контур, Ольга Аввакумова

Ольга Аввакумова

Законопроект о налоговых каникулах для ИП вносили несколько раз, он претерпевал много правок и обсуждений, и вот всего за пару дней до нового года президент его подписал.

Регионы получили право вводить налоговую ставку 0% для ИП, которые зарегистрировались первый раз после 1 января 2015 года. Нулевая налоговая ставка может вводиться в рамках УСН и патентной системы налогообложения. При этом минимальный налог по УСН в период налоговых каникул уплачиваться не будет. Разберемся, так ли это хорошо в реальности, как звучит. Во-первых, каникулами смогут воспользоваться не все ИП, а лишь те, которые работают в научной, производственной или социальной сферах. Льготные виды деятельности будут отдельно определяться каждым субъектом РФ по-своему. К тому же, доля доходов по итогам года от деятельности, попавших в перечень, должна быть не менее 70% от общего объема доходов предпринимателя. Нужно отметить, что льготу получают только впервые зарегистрированные ИП, поэтому схитрить и закрыть ИП, чтобы открыть его заново, не получится (зато можно оформить на родственников или друзей, ранее не имевших отношения к бизнесу). Исходя из закона, можно сделать вывод, что всю ответственность за введение льготы правительство делегировало регионам.


Коммерческий директор ООО «Цифровые технологии», Александр Сидоров

Александр Сидоров

Есть ответ. Не мешать. Я имею в виду сократить или упростить требования, не укладывающиеся в формат здравого смысла. В остальном, тренд верный, есть возможность получения кредита до 10% и формирование рынков, Фонд развития интернет инициатив, я имею в виду малый и средний бизнес. В остальном, все в руках гражданина. А в этом направлении требуется вклад в культуру и образование. Пожалуй, формирование системы образования — приоритетная задача.




Руководитель проектов по взаимодействию с органами власти и общественными организациями Publicity, Илья Бекасов

Илья Бекасов

В условиях кризиса необходимо провести оценку эффективности тех мер поддержки, которые уже действуют, и найти резервы, способствующие улучшению ситуации. Несмотря на десятки миллиардов рублей, которые государство выделяет на поддержку МСП, огромное количество предпринимателей говорят о том, что не чувствуют этой поддержки. Значит, процесс идет недостаточно прозрачно. Поэтому следует обратить внимание на то, как реализуется процедура поддержки бизнеса в регионах, муниципалитетах и доработать эту процедуру, создав более открытые условия для бизнеса.

То, о чем многие эксперты и бизнес-сообщества говорят сегодня — это снижение налогового бремени для МСП. Дайте предпринимателю подрасти на начальном этапе, развиться, встать на ноги и уже только тогда взымайте с него существенный налог.

Меры финансовой поддержки были и остаются у бизнеса одними из самых востребованных. Хотелось бы надеяться, что органы власти на всех уровнях приложат реальные усилия, что программы финансового стимулирования бизнеса не сокращались и не сворачивались.

Ещё одним важным аспектом помощи бизнесу может стать активная коммуникационная поддержка. Эта работа должна быть организована руководством регионов и муниципалитетов. Никто не мешает региону создавать дополнительные информационные площадки, например сайты, на которых бы аккумулировалась информация о местном производственном бизнесе, что стало бы дополнительной рекламой и средством продвижения для малых и средних компаний.


Мнения о госзаказе и электронных торгах

Президент ОПОРЫ РОССИИ, Александр Бречалов

Александр Бречалов

Данные статистики свидетельствуют о том, что наша страна по объему торгов, проведенных в электронной форме, значительно опережает многие европейские страны. Тем не менее, сегодня многие бизнесмены, особенно в отдаленных регионах страны, еще не слышали о том, что найти нужный тендер, принять участие в аукционе и заключить контракт на поставку товаров, работ, услуг можно не отходя от своего компьютера. Полагаю, что в сфере популяризации электронных торгов многое зависит еще и от деятельности самих электронных торговых площадок, точнее от того, насколько активно они предлагают свои услуги потенциальным клиентам.

«ОПОРА РОССИИ» принимает активное участие в работе ОНФ, в том числе в проекте «За честные закупки», в рамках которого успешно функционирует одноименный сайт. Он является одной из базовых составляющих в деле совершенствования нормативной базы, нормативных актов, которые могли бы способствовать прозрачности и максимальной доступности государственного заказа для малого и среднего бизнеса, особенно в свете вступления с 1 января 2014 года в законную силу № 44-ФЗ «О контрактной системе». Уверен, что результаты не заставят себя долго ждать и непосредственное участие рядовых предпринимателей в общественном контроле за госзакупками позволит сделать государственный заказ максимально доступным и интересным для малого бизнеса.


Руководитель ФАС, Игорь Артемьев

Игорь Артемьев

Когда принималось решение о замене 94-ФЗ Президент посчитал, что необходимо создать новый закон, потому что он предусматривает не только процедуру размещения, не только сами торги, но и планирование, и исполнение, и контроль качества, то есть описывает не одну стадию, а несколько. Плюс 94-ФЗ направленно дискредитировали.

Целые министерства и губернаторы годами твердили, что триллионы крадут из-за 94 закона, что он не улучшил ситуацию в госзаказе, а наоборот ухудшил, а ведь в целом он был очень прогрессивным явлением для Российского государства. По новому законодательству электронные аукционы уходят на второй план, тогда как Европа наоборот движется в этом направлении. Но я считаю, что это временное отступление. И мы же на это сразу отреагировали. Вместо этого будут электронные конкурсы.

Кроме того, мы с этим положением не смиримся, будем настаивать на своей позиции. Ведь на электронном аукционе робота не подкупишь, появились конкурентные возможности, вместо заранее купленных контрактов. Я считаю, что мы преодолеем все трудности, и вернемся к электронному аукциону, и вообще перейдем на электронный формат всего и вся. А пока, как правильно сказал Председатель правительства, давайте подождем еще полгода и оценим эффективность нового закона.


Заместитель руководителя Федерального казначейства, Анна Катамадзе

Анна Катамадзе

Что было положительного в № 94-ФЗ... Во-первых, создана единая на всю страну законодательная база — это собственно Закон № 94-ФЗ и несколько десятков подзаконных нормативных правовых актов, в абсолютном большинстве случаев, что важно, прямого действия. Что это позволило сделать в перспективе? Приблизиться к единообразному толкованию норм различными органами власти, заказчиками, контролерами, судами и т.д. Это, пожалуй, самое сложное в любой реформе, требующей принятия отдельных законов. Во-вторых, появился единый портал госзакупок, которому, на мой взгляд, нет альтернативы на сегодняшний день. В-третьих, есть четкие и детальные правила проведения торгов и котировок, а также полная автоматизация преимущественного способа закупок — электронный аукцион.

В-четвертых, пожалуй, самое главное — это, конечно, правила, в соответствии с которыми не допускается установление субъективных оценочных критериев при выборе участников, запрет на «заточку» требований под конкретного поставщика и возможность, в случае нарушения этих правил в короткие сроки (5 дней) обжаловать решение заказчика, если имело место нарушение.

Что касается минусов. Безусловно, они были — становление любой системы, а тем более, когда она создается с нуля, да еще в такой сложной сфере, как госзаказ, проходит очень тяжелый путь. На протяжении 6 лет вносились различные поправки — с одной стороны это мешало работать заказчикам — все время новые условия, а с другой — это была объективная необходимость, иначе эти механизмы не выстроит.

Конечно, одной из ключевых проблем было то, что № 94-ФЗ урегулировал вопросы размещения заказов и заключения контрактов, но не увязывал процедуры «от и до» — от формирования потребности и цен до результата по исполненному контракту. Теперь эти пробелы должны быть разрешены в рамках нового законодательства.

Это нормальный сценарий, когда на смену одному закону приходит другой. Вопрос о совершенствовании, развитии системы государственного и муниципального заказа, её перехода на качественно новый уровень обсуждался между профильными ведомствами в течение последних лет в Правительстве.


Генеральный директор «ЕЭТП», Антон Емельянов

Антон Емельянов

Контрактная система — это закон, который в нормативном плане пытается охватить весь жизненный цикл закупок. В законе есть минусы, но плюсов намного больше. По большому счёту, для тех заказчиков, кто был уже продвинут в этой ситуации, жизнь особо не поменялась, разве что то, что они делали до этого просто так, участники госзаказа будут делать по нормам нового закона.

Что касается участия бизнеса, то, наверное, будут какие-то нюансы за счёт того, что возникнет множество процедур, появятся вопросы. Но принципиальная позиция, на которой мы стоим, — важно не потерять электронную форму работы с госзаказом. То есть вне зависимости от типов процедур, необходимо помнить, уже существует инфраструктура, электронные площадки, которые были созданы. И дело здесь, не столько в интересах самих площадок, сколько в аудитории поставщиков, которая уже привыкла работать определённым образом. Успех ФКС будет связан с тем, чтобы, по возможности, постараться не менять сложившуюся практику.