ФАС России Развитие электронной торговли в РФ РАНХиГС

В основе БРИКС лежат стратегические интересы

27 / 04 ‘15

Как отметил на сайте России в БРИКС министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, обладая в совокупности крупнейшим в мире (а по некоторым показателям уникальным) ресурсным потенциалом, огромными внутренними рынками и трудовыми резервами, участники БРИКС в то же время нацелены на приоритетное развитие высокотехнологичных отраслей.

Сложение этих возможностей и планов, несомненно, поможет участникам БРИКС улучшить качество жизни своих народов, ответить на главный вызов 21 века — вызов модернизации общества и экономики. О том, как развивается взаимодействие России с коллегами по БРИКС, — в продолжении интервью с послом по особым поручениям МИД РФ, су-шерпой России в БРИКС Вадимом Луковым.

— В чем замысел подготовки Стратегии экономического партнерства стран БРИКС? Как она может помочь в деятельности Делового совета, Банковского форума и Биржевого альянса стран БРИКС?

— Российская сторона предложила разработать документ, который мог бы дать ясные, четкие, долгосрочные ориентиры отраслевого и общеконцептуального характера для развития экономического сотрудничества стран БРИКС, в том числе с задействованием возможностей НБР. Этот документ мы сегодня готовим совместно с нашими китайскими партнерами, потому что мы предложили китайской стороне совместить две инициативы — нашу, по разработке стратегии, и китайскую, по разработке принципов сотрудничества в экономической сфере. И наши китайские друзья охотно приняли это предложение.

Этот документ охватывает около двух десятков отраслей — от ТЭК до телекома и рассчитан на участие как крупных компаний, так и малых и средних предприятий.

Думаю, что документ будет готов к саммиту в Уфе и станет отличным ориентиром как для Делового совета, так и для ведомств экономического блока соответствующих стран, для торгово-промышленных палат стран БРИКС и для Банковского форума. Естественно, что этот документ будет ценным подспорьем и для Нового банка развития.

Российская сторона также внесла предложение о подготовке «дорожной карты» инвестиционного сотрудничества в виде приложения к этой стратегии. С партнерами условлено, что эту карту мы будем разрабатывать во второй половине нашего председательствования после того, как определится судьба стратегии. Россия уже внесла вклад в формирование этой карты в виде 37 крупных проектов, начиная от создания Энергетической ассоциации и Резервного банка топлива и заканчивая проектами интернационализации нашей системы ГЛОНАСС. Так что «дорожная карта» может стать одним из крупных шагов по развитию нашего экономического сотрудничества уже после того, как мы сделали первый такой крупный шаг — создали НБР и Пул условных валютных резервов.

— Какие новые направления экономического сотрудничества российская сторона готова предложить своим партнерам в период председательства?

— Помимо Стратегии развития экономического партнерства — это развитие сотрудничества в области горнодобычи — здесь у нас отличная взаимодополняющая картина, часть из стран БРИКС — это мощные производители минеральных ресурсов, другие — крупные их потребители. Второе направление, которое мы предлагаем развивать, — это энергетика, в первую очередь энергоэффективность. Третье — связь и телеком.

Есть также ряд других направлений, смежных с экономикой, которые мы предлагаем продвинуть, я бы их назвал «обеспечивающими». Это, в частности, развитие сотрудничества в сфере таможенного дела, упрощение таможенных процедур. Особо выделю сотрудничество в снижении административных барьеров на пути деловых связей: тут и визовые упрощения, стандартизация нашей продукции на базе международных технических норм, поскольку в мире глобализации экономики бессмысленно создавать какие-то отдельные «бриксовские» стандарты.

Как видите, мы выдвигаем целый ряд таких инициатив. Они должны быть сначала утверждены Уфимским саммитом, после чего можно будет перейти к работе по подготовке экспертных и министерских встреч и запустить процесс выработки практических договоренностей.

— У БРИКС с момента создания было очень много критиков. Они утверждали, что будущего у такого объединения нет. Сегодня маловеры вновь говорят, что замедление темпов роста экономик стран БРИКС делает объединение «неактуальным». Какова Ваша позиция?

— Хороший вопрос и, конечно, уместный. Прежде всего, относительно того, что сплачивает БРИКС. Неверно представление о том, что БРИКС всего лишь объединение стран с высокими темпами экономического роста и крупными по размерам экономиками и что, мол, раз сегодня эти темпы снизились, то и само объединение БРИКС сойдет на нет. Если так рассуждать, то вдумайтесь, какой была бы судьба Евросоюза? В его развитии были разные периоды, и сейчас ЕС переживает отнюдь не самый радужный этап своего существования, но он тем не менее жив. С проблемами, но жив.

В основе БРИКС лежат некоторые стратегические интересы, которые делают его прочным и жизнеспособным. Каковы эти интересы? Первый состоит в том, что мы все заинтересованы в проведении независимого курса в мировой экономике и политике. Да, это стоит определенных усилий, порой сопряжено и с издержками. Но выгода от независимого курса перекрывает все издержки. Иначе вас подомнут под себя и сделают частью своей игры другие.

Второй интерес. Все мы заинтересованы в реформировании международной валютно-финансовой системы, и в первую очередь МВФ, которая является ее ключевым элементом.

Третий стратегический интерес — использование взаимодополняющего характера наших экономик. Вдумайтесь, БРИКС — это рынок с почти тремя миллиардами потребителей. Если мы действительно создадим общее экономическое пространство, то это принесе т огромную выгоду для наших экономоператоров.

И последний по порядку, но отнюдь не по значимости, стратегический интерес — это наша общая приверженность примату права в международных отношениях, в том числе и в сфере международной торговли. Приоритет норм ВТО и нежелание допускать фрагментации международной торговой системы. Не скрою, также как и другие страны БРИКС, мы очень обеспокоены теми тенденциями, которые сейчас развиваются в переговорах по созданию трансатлантической зоны свободной торговли и транстихоокеанской зоны, потому что их создатели демонстративно отказываются допускать в эти структуры Россию и Китай, сами переговорные процессы нетранспарентны. Это не что иное, как рецидив блоковой политики в торгово-экономической сфере.

Подводя итог, скажу: БРИКС — закономерное проявление тенденции к формированию полицентричного мира, отражающего реалии политики и экономики 21 века. Российское председательство в этом объединении призвано придать новый импульс развитию этой позитивной тенденции.